Kaverit–Друзья‎ > ‎Jäsenet‎ > ‎Sylvia T.‎ > ‎

А кто же я?

А кто же я?

Готовя к выпуску апрельский номер газеты, я проч итала данную статью, которая вызвала во мне непонятные чувства. Я начала лихорадочно вспоминать свое детство, родственников. Боялся ли кто-нибудь из них говорить по-фински? Наоборот. Да и человеку всегда присуще идти по линии наи меньшего сопротивления и с большим удовольствием Он говоритща том языке, что слышал с детства и на котором общался ‚большую часть жиз ни. `

Я родилась в семье, где не было по крови ни одного русского. Отец и мать были финны', родившиеся в Ленинградской области. Они разговаривали между собой и с соседями, такими же местными финнами, на установившемся в тех краях финском диалекте. Была и няня, финская старушка как-то случайно пришедшая к нам в дом и оставшаяся родной навсегда.

Детство прошло довольно в узком кругу, где мы слышали почти только финскую речь. Поэтому в 5 лет (1960 г), попав в Гатчинскую больницу, я не могла сказать ни одного слова порусски. Но для детей язык не проблема. И скоро она разре шилась. В школе появился иной круг общения. Да вокруг тихой деревеньки началось промышленное строительство. Все больше и больше появлялось приезжих. Постепенно, как-то незаметно и пожилое население переходило на русскую речь, хотя между собой всегда говорили “на своем”. А дети забывали язык с еще большей скоростью и к окончанию школы мало кто уже его помнил.

От финности оставались фамилия и национальность в паспорте.

Во время школы и позже в институте меня никогда не коробило, что я - Финка, Финка по национальности и с финской фамилией. Даже испытывала какую-то гордость. Это скорее всего перешло от родителей. Выйдя замуж, взяла, как и полагалось, фамилию мужа. И с этой русской фамилией живу уже 21 год.

Переехав 5 лет назад в Финляндию, мне и в голову не пришло взять обратно финскую девичью фамилию, как делали некоторые знакомые, объясняя тем, что, мол, легче жить здесь с финской фамилией. Как ни странно, но живя здесь, вХельсинки, я больше чувствую себя русской нежели финкой, и не стесняюсь данной ситуации. На работе мои финские коллеги часто мне говорят, что я торгуюсь за всю Россию. Что ж поделаешь? Годы, прожитые в России, не могут исчезнуть бесследно. В России было много и хорошего. Нельзя за один день все перечеркнуть. И глупо стесняться, что ты из России, что ты здесь больше русский, хотя по официальным бумагам числишься как финн. Я глубоко уверена, что люди моего поколения никогда не ста— нут в этой стране финнами, как бы они не старались, меняя фамилии, говоря (только в единственных случаях) на чистофинском языке. Культура и среда, где человек провел большую часть жизни, оставляет неизгладимый след в раз витии личности. И искусственная ширма в виде “чего-то никогда не поможет.

Как и не помогла тем финнам, поменявшим некогда из-за социальных и политических причин финскую фамилию и национальность на русскую, а как представилась возможность стать возвращенцем “на родину, начались судебные тяжбы по восстановлению самим же собой ранее утраченного.

Я ни в коем случае не хочу осуждать женщину из расска за Чухонцы”. У нее, очевидно, были на то свои причины. Сколько людей, столько и судеб. Мне не хочется копаться в политических ошибках и безобразиях бывшеГо СССР, жертвами которых были и мои родственники. Но человек может оставаться человеком и быть самим собой в любой ситуации и в любом обществе.

Любовь Серова,

Северный Торговый Путь.

P.S.

Уважаемые читатели, свое мнение. и письма вы можете прислать к нам в редакцию, мы с удовольствием их опублику ем. Наш адрес:

Pietarin Kauppatie Оу,
Hitsaajankatu 1,
00810 Helsinki.

Comments