Kaverit–Друзья‎ > ‎Facebook‎ > ‎Lemp Repo‎ > ‎

Бушевала война

дравствуйте, виола.после долгого мoлчания посылаю свое повествование.когда
надоем- скажите.всех благ.siunausta.


       моим наследникам. посвящается

       все претерпели мы..

22.06.1941г

            Война.....


   Жаркий солнечный день.. солнце в зените. печет неимоверно

      деревенская улица- дорога, проходящая по среди деревни.куры
распластались в пыли, открыв клювы

     на дороге сидят два белоголовика и чтото рассуждают, изредка поднимая
головки. а так прегоняют пыль с ладошки на ладошку. и вдруг,  тишину етой
идиллии, нарушает чейто крик.слов еще не разобрать,но, вероятно,чтото очень
важное. с холма спускается мужчина и чем-то размахивает в руках.

  ети двое решили ето их не касается и продолжают свою работу.

  но вот мужчина уже в деревне и кричит- выходите на сход- война
   начинают хлопать калитки, выходит люд деревенский с прохлады на уличную
жару.
  узнав в чем дело- бабы начинают реветь, дети им подвывать, мужики
здержаннее,но и их лица посуровели

  те двое,почуяв беду, начинают орать громче всех, ведь их матери в етот
день были в Ленинграде с молоком.
 страх в детских сердечках, что теперь будет, вот и орут гроче всех

 а секретарь сельского совета в ето время раздает повестки.одним уже через
2-3 часа уходить, машина ждет в соседней
 деревне.некоторым позже, среди них и мой дядя- отца младший брат.он меня
утешает, не плачь- придет твоя мама.

 остальные полдня я просидела у себя на крыльце и ревела, как я буду одна,
вот и дядю сеню забирают.

 мир не без добрых людей , наша соседка, молодая девушка, salmi,увидела,
что я сижу и плачу, пришла ко мне, повела в дом.помыла.
 накормила, сон сам пришел, ведь еще совсем ребенок.
  а ночью пришла мама.добирались через сусанино. 13км лесом.
   ето уже позже она рассказывала, что отменялись поезда для гражданских,
только военным.
  все смешалось. вокзал битком набит. вопли, крики, ругань.
  ночью дали состав на сысанино, чтоб разгрузить вокзал, вот они и
добирались домой лесом, благо были белые ночи.



  так началась война......добавившая в наши семьи еще горя, ведь прошло три
года, как арестовали отца.

 началась срочная евакуация скота и колхозного имущества.

 но враг наступал стремительно и совсем скоро был под ленинградом.

 еще  до того шла евакуация детей из ленинграда.наша деревня стоит на 52км
от ленинграда и составы с детьми проходили
 мимо нашей деревни. стоял плачь, дети просили пить.ведь в то время не так
было, как сейчас, везде валяются пустые бутылки
 что им могли дать.женщины приносили узелки с продуктами, а мы махали
рученками, а в вагонах плакали дети, наши ровесники
 ,моложе и старше

  до войны дороги зависели от погоды, хорошая сухая погода и дороги
хорошие, а если дожди не проехать.

 но ето лето было сыхое и дорога к нам была хорошая. и свсем скоро немцы
были у нас. первые были наглые. забирали все, что
 попадало.
 и деревня решила уйти в лес.
 но разьве скроешься в лесу со скотиной.коровы мукаут,овцы бякают, а петухи
задиры взлетают  по- выше и горланят, кто громче, между орешками
переругиваются, вот спустимся, я тебе покажу ку-ка-ре- ку.
 а моя тетя лиза вздумала рожать, вот они и остались с бабушкой в деревне.

 так их застали немцы. чтото спрашивают, они не понимают. после долгих
расспросов, кое как поняли, хотя был переводчик.
 они и сказали, что все в лесу.немцы боялись лесов. но на утро пришли в
лес, благо не далеко от деревни.
  чтото говорят, на часы показывают, наконец с помощью переводчика
разобрались, чтоб до завтра все были в деревне

 а я заболела коклюшем перед самым отходом в лес. и с каждым днем
становилось все хуже.я только кашляла и глаз не открывала.мамин брат
говорит- умрет похороним здесь, а после войны перевезем на кладьбище.а я хе
открывая глаз,говорю, сам помирай.

 прошел первый вал погромов,стали приезжать на отдых  те уже не
безобразничали, видимо хлебнули лиха.

 к нам поселили врача. он то и сказал маме, что ето не простой кашель и
кутать не надо.а завернуть во влажную простыню, и вечером сидеть около
воды. благодаря Богу и доброму врачу я пошла на поправку, и пишу ети строки.

 мы с витькой, моим двоюродным братом шкодили, как могли. то нас гонят с
одного места, то с другого. а вечером расплата.

  мама не била, ее сестра была скора на руку, почемуто мне влетало больше,
хотя зачинщиком был витька.
  потом разбирались, кому больше влетело и добавляли друг другу.а так мы
были очень дружны, не могли друг без друга

 потом пришло и к нам переселение.    решили перевести нас в Финляндию ето
где то  в высших кругах.

 готовились большие сражения на ленинград.

 собрали очень быстро и увезли в Гатчина, а от туда в Клогу

 там проходили карантин.
 взрослые ходили на работу, а дети оставались в бараках. выходить за
территорию не разрешалось.

мы с витькой решили посмотреть, что там за забором, нашли в заборе дырку и
пошли.
 дома были сказочной  красоты и всюду  цветы, по сравнению с нашей серой
деревней- сказка. мы ходили и любовались, а налюбовавшись, возвращались в
барак.не знаю что бы было, еслиб нас поймали, но все обошлось.

  но наступил день и нас погрузили на корабль и поплыли в неизвестность.

   пока была суматоха посадки, мы с витькой нырнули на корму, сели и ноги
свесили.все было ново. мы сидели и говорили, смотрели по сторонам было
интересно и никто не шугал.кругом вода. красота.

 и вот показался маяк. волны бьются о стенки и кажеться что он хочет
подняться из воды. поднялась паника. кто плачет, кто молеться, прсонал
стараерся успокоить, где там- зверь поднимается из воды. пока не проехали
маяк, не успокоились.

  настало время обеда, запахло супом гороховым.всем раздали и осталось две
пирции, стали выяснят; кто не ел.одна вспомнила, что видела двоих на корме,
так нас накормили прямо на месте, какой вкусный был суп и токие сухие хлебцы

 и тут море начало испытывать людей на прочность. не могли голову поднять,
страдали от морской болезни,.

 а мы с витькой хотьбы хны. день был чудесный, ни ветерка, ни облачка.

  и вот начали приближаться берега другой земли.

  нам детишкам по фиг, матери ревут, молятьса, поют псалмы.

  так приплыли к берегам   Hanko.

 ето были длинные бараки, огорожены. запретили ходить в другие бараки.

 а нам с витькой что нельзя, то надо посмотреть. и побежали по баракам из
одного в другой  и заблудились.подняли рев.
  еле нашли свой.

 надо сказать встретили дружелюбно, кормили по военному времени. местные
приносили что могли. не было злобы.


 а ведь шла война. их мужей, отцов, сыновей тоже убивали. только они своих
привозили домой и хоронили у церкви
 и сейчас ети могилы утопают в цветах

 а кругом бушевала война, перевернувшая все судьбы
Comments