Лео Гильди

lähettänyt Клуб Ингрия 17.9.2021 klo 2.50   [ päivittänyt 20.9.2021 klo 2.25 Viola Heistonen ]

Original:
– INKERI-lehti 2013

IN MEMORIAM Лео Гильди

Лео Гильди 03.02.1928 – 11.06.2013
Лео Гильди 03.02.1928 – 11.06.2013

Памяти Леонида Андреевича Гильди

11 июня 2013 года ушёл из жизни один из лучших сынов нашего народа – Леонид Андреевич Гильди. Учёный-историк, он много работал в архивах, нашёл и опубликовал документы о трагических судьбах нашего народа. Он помог найти сведения о родственниках, погибших и исчезнувших в советское и военное время. Его усилиями с большим трудом добились признания малолетние узники концлагерей. После войны весь наш народ был выслан с малой родины – бывшей Ингерманландии.

Мы потеряли не только родину и имущество, мы остались без документов – о рождении, о нашей и наших родителей трудовой деятельности. Мы ничего не могли доказать, мы просто не знали, как это сделать, а местные власти этим пользовались. Леонид Андреевич многим помогал восстановить документы. Готовил документы в суд. Всё это он делал для нас бесплатно, он просто добровольно нам помогал. Он работал на общественных началах, то есть, бескорыстно, без всякой зарплаты. Вечная память и огромная благодарность от тех, кому он помог своим трудом и безотказной заботой.

– Роза Степанова

Памяти Л. А. Гильди

«По делам их узнаете их»

Для осознания величины вклада Л. А. Гильди в наше общее дело вспомним некоторые моменты времени его председательства в ИЛ. Отмечу, что в нашем кругу далеко не вся его деятельность на благо нашего истерзанного народа была на виду, и только позднее нам стало известно, что он трудился очень много, отстаивая справедливые правовые нормы для нашего народа-изгоя.

Л. А. Гильди вёл интенсивную переписку с государственными властями, разоблачая преступные деяния власти, доказывая их репрессивное содержание. Благодаря его настойчивости и упорству власти вынуждены были пойти на некоторые уступки в части признания репрессивных мер и последующей частичной реабилитации части финнов-ингерманландцев. Конечно, эта общественно-политическая деятельность Л. А. Гильди вызывала серьёзное беспокойство властей. Большая часть усилий Л. А. Гильди была сведена на-нет лукавой государственной машиной и её бюрократами, организовавшими «отфутболивание» писем и обращений в самые различные инстанции.

В довершение всего в самом ИЛ образовалась группировка, стремившаяся сместить Л. А. Гильди с поста председателя ИЛ. Вспомним отчётно-перевыборное собрание ИЛ 1998 года, проходившее в церкви Св. Марии. Кульминацией собрания стал вопрос Кокко о компьютере. Кокко изобразил дело так, что компьютер был подарен обществу ИЛ, а находится на квартире Гильди, подводя присутствовавших к выражению недоверия к Гильди. Большая часть публики «клюнула» на эту уловку, раздался смех. Когда же Гильди стал объяснять, что дома он продолжает общественно-полезную работу в интересах ИЛ, ему не дали даже закончить фразу, а по сигналу Кокко заблаговременно приглашённые крепкие ребята вывели Гильди из зала. И никто не поднялся протестовать против действий Кокко и компании. Организаторам этого деяния неведом ни стыд, ни позор. А многие, наверное, просто не понимали, что происходит.

Гильди работал на этом компьютере дома. Все знают изданные им книги, справочные материалы и пособия для добивающихся реабилитации. А чем прославились «оппоненты» Гильди? Много времени нам понадобилось, чтобы понять, кто есть кто.

Самая светлая память защитнику униженных, изгнанных, ограбленных и убиенных, великому труженику Л. А. Гильди.

– П. Сойту

Феномен Гильди

Что за человек был Леонид Андреевич Гильди? Он был академическим работником, но можно ли назвать его учёным? Тема его кандидатской диссертации – «Роль партийно-советской печати в восстановлении народного хозяйства Сибири (1920-е годы)». Сохранила ли эта тема актуальность? Трудно сказать. За 30 лет работы в ЛГПИ у Л. А. Гильди было около 100 научных публикаций в различных журналах и изданиях. Сохранили ли они своё значение? Вопрос сложный. Оставим его открытым.

Был ли Леонид Андреевич карьеристом? Едва ли можно назвать карьерой должность доцента и декана. Практически, до прихода в Инкерин Лиитто его мало кто знал. Настоящую карьеру он сделал в Инкерин Лиитто. Свою известность учёного-историка он тоже приобрёл не в ЛГПИ, а в Инкерин Лиитто. Главные учёные труды Гильди созданы в 1990-х и 2000-х годах и посвящены ингерманландским финнам. Вот когда ему пригодились академическая подготовка и умение работать в архивах.

Исторические труды Гильди полны обвинений в адрес советской власти. Насколько естественным было превращение пропагандиста-коммуниста в антисоветчика? Наверное, здесь нет противоречия. Возможно, он вступил в партию не из карьерных, а из идейных побуждений. Гильди не был борцом с системой, но он много видел и пережил, и пришёл к пониманию сути советской власти. В начале 90-х годов он оказался «правильным человеком в правильном месте».

Каким мы помним Гильди в Инкерин Лиитто? В памяти остался образ «человека-корабля» – солидного, уверенного в своих знаниях и в своей правоте. Гильди – высокий, крупный, неспешный, основательный. И при этом – энергичный, деятельный, категоричный. Многие помнят Гильди выступающим с грузовика на митинге 20 марта 1992 года у Большого Дома. Всем своим видом он внушал уверенность. В Инкерин Лиитто он вёл приём граждан по разным вопросам. Он умел слушать людей, он понимал, что им нужно. Он умел объяснять. Помогал рекомендациями, сам находил нужные документы. Выступал в суде. Его общественная работа в Инкерин Лиитто была близка юридической помощи. Фактически, в Инкерин Лиитто он был юристом. Но он был и идеологом, лидером. Ему доверяли. Его знали и уважали, вероятно, больше, чем кого-либо другого в Инкерин Лиитто. Авторитет Лео Гильди среди ингерманландских финнов оставался высоким до самого последнего времени.

Гильди не был удобным человеком ни для власти, ни для Инкерин Лиитто. С ним было трудно работать. Мы помним его амбициозным, иногда не очень-то внимательным к чужому мнению. Но его позитивная энергия перевешивала всё остальное. Возможно, деятельность Гильди – это то лучшее, что было в истории Инкерин Лиитто.

– А. Крюков

Мы звали его Лео Гильди

С 1989 по 1998 год Леонид Андреевич Гильди – активный участник Инкерин Лиитто. Появления Гильди в Инкерин Лиитто никто из ветеранов не помнит, но факт, что в 1989 году он уже работал в Инкерин Лиитто – вёл приём граждан по разным вопросам. Между собой мы звали его Лео Гильди. В декабре 1989 года Инкерин Лиитто выдвигало Гильди в депутаты ВС РСФСР по Ленинградской области. Он был зарегистрирован и занял 3-е место (то есть, не был избран).

В Инкерин Лиитто Лео Гильди занимался вопросами реабилитации – добивался документального признания репрессий по отношению к высланным финнам. Эта рутинная работа принесла практический результат – наше родное государство признало финнов пострадавшими от репрессий, многие получили статус «узников», что существенно облегчало жизнь.

С Лео Гильди мы работали по подготовке постановления о реабилитации российских финнов. В 1992 году в Инкерин Лиитто была создана политическая комиссия, в неё входили Гильди, Ритари, Батухтин, Сойту (возглавлял Кирьянен). Постановление Верховного Совета РФ «О реабилитации российских финнов» было принято в июне 1993 года. Председателем Инкерин Лиитто в те годы был Кокко, он ездил в Москву подписывать документ.

С 1994 по 96 год Лео Гильди был заместителем председателя Инкерин Лиитто (председателем был Кирьянен); он занимался практическими вопросами, связанными с реабилитацей российских финнов.

В 1996 году Лео Гильди был избран председателем Инкерин Лиитто. К великому сожалению, в 1998 года работа Лео Гильди в Инкерин Лиитто прервалась. О дальнейшей деятельности Гильди известно мало. Он много болел и уже не вёл активной деятельности. В этот период были написаны его книги (кроме первой – «Расстрелы, ссылки, мучения»).

Труды и общественная деятельность Л. А. Гильди заслужили высокую оценку и благодарность соплеменников. Светлая память товарищу и соратнику.

– А. Кирьянен

Л. А. ГИЛЬДИ. БИОГРАФИ ЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Лео Гильди 03.02.1928 – 11.06.2013
Лео Гильди 03.02.1928 – 11.06.2013

Гильди Леонид Андреевич (1928 – 2013). Кандидат исторических наук (1964), доцент ЛГПИ (сейчас РГПУ) им. Герцена (в 1974 – 1992). Активный участник Инкерин Лиитто – общественной организации ингерманландских финнов (1989 – 1998). Председатель Инкерин Лиитто (1996 – 1998). Основатель «Межрегиональной организации ингерманландских финнов – ИнкеринЛиитто» (1997). Член Санкт-Петербургской Государственной комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий (с 1992, примерно до 2010 года). Автор трудов о репрессиях в отношении ингерманландских финнов: «Расстрелы, ссылки, мучения» (1996), «Беда народа» (2003), «Судьба «социально-опасного» народа» (2003), «Народ-изгой в России» (2006).

Леонид Андреевич Гильди (Leo Gildi) родился в крестьянской семье в дер. Каменка (Kivikko) прихода Liissilä (Тосненский район Ленинградской области). Эта деревня существует и сейчас; там сохранилось финское кладбище, а финнов нет ни одного человека.

Родители Лео Гильди уехали из деревни в начале коллективизации. Они поселились в городе Колпино. Зде сь Лео ходил в школу, встретил начало войны и провёл блокадную зиму 1941/42 годов. В марте 1942 года их отправили в «спецэвакуацию». По дороге Лео бежал, был пойман и отправлен в ссылку – в Амурскую область. Работал учеником токаря на вагоноремонтном заводе. Совершил побег, и, прибавив себе два года, записался добровольцем в Красную Армию. Скрывал свою национальность и финское происхождение. Служил во флоте, сигнальщиком на корабле сопровождения («конвой», сопровождавший суда с грузами от союзников). Участвовал в десантных операциях на южном Сахалине и Курильских островах. После войны был направлен на учебу в военное училище. В 1951 году был отчислен из училища (контрразведка установила национальную принадлежность и факты побегов со спецпоселения). Вновь отправлен на спецпоселение в Русско-Полянский район Омской области. Работал киномехаником на конной кинопередвижке. Одновременно учился в школе, после снятия в 1954 году ограничений по прописке – в Омском педагогическом институте. По окончании учёбы работал преподавателем на кафедре истории Новосибирского педагогического института.

Пережитые мытарства не сделали Лео врагом советской власти. Напротив, он укрепился в коммунистических убеждениях, вступил в партию, окончил ВПШ в Новосибирске.

В 1963 году Лео поступил в аспирантуру Ленинградского педагогического института им. Герцена. По окончании аспирантуры (1964) защитил кандидатскую диссертацию, темой которой была история партийно-советской печати в Сибири. Работал старшим преподавателем кафедры истории КПСС. Доцент (1974), переизбран в 1979 и 1989 годах. В общей сложности учился и работал в институте им. Герцена в течение 30 лет. Уволился в 1992 году.

Работа Л. А. Гильди на профессиональном поприще – это была работа педагога. Леонид Андреевич был преподавателем. Его помнят спокойным и рассудительным человеком, безусловно честным (потому и переизбирали). Его любили студенты.

По словам своих близких, Леонид Андреевич был «абсолютно советский человек», секретарь парткома на факультете и на кафедре, зам. по идеологии.

В ЛГПИ Гильди всегда был «финном». То есть, все знали, что он финн, там он не скрывал свою национальность. Он и по паспорту был финном.

В 1988 или 1989 году Л. А. Гильди включился в работу общества ингерманландских финнов – Инкерин Лиитто, и вскоре стал одним из главных действующих лиц этой организации. Речь шла о «реабилитации» российских финнов и о программе возвращения финнов в Ленинградскую область. Усилия Л. А. Гильди по объединению возникавших по всей стране ингерманландско-финских обществ в единую всероссийскую организацию («Межрегиональный Инкерин Лиитто») вызвали жёсткое противодействие как со стороны властей, так и со стороны тогдашнего актива Инкерин Лиитто. После разрыва с обществом Инкерин Лиитто (в 1998 году) Л. А. Гильди по мере сил продолжал правозащитную деятельность.

Отец, Андрей Адамович Гильди (Antreas Kiltti) родился в1892 году в д. Каменка (Kivikko) прихода Liissilä. Большевик, член ВКП(б) с 1917 года, до того – моряк Балтийского флота. Участвовал в установлении советской власти в Царскосельском уезде. С 1930 года жил в Колпино, до войны работал на Ижорском заводе. 13 лет провёл в ссылке – в Якутии, на берегу моря Лаптевых. Вернулся из ссылки в 1954 году, жил в Лисино-Корпусе. Персональный пенсионер союзного значения. Умер в 1983 году, в возрасте 91 года.

Мать, Евдокия Петровна Вяря (Eeva Väärä), 1892 года рождения, родом из д. Веретье (Veretti), прихода Liissilä, умерла в 1942 году по пути в Сибирь.

В семье было трое детей; сестра Нина (р.1925, Каменка), и сестра Валя (р.1939, Колпино) были в Колпино в первую блокадную зиму. Нина не была в эвакуации, вышла замуж и осталась в Колпино. Валя была в эвакуации в Омске. После войны и Нина и Валя жили в Колпино. Сейчас их уже нет в живых.

Первая жена Л. А. Гильди, Зинаида Ефимовна Гуня, родилась в Сибири; её родители переселились в Сибирь с Украины. Она умерла в 1973 году. С 1989 года – во втором браке со Светланой Владимировной Вильтовской.

У Леонида Андреевича две дочери – Наташа (р. 1952, Русская Поляна) и Оля (р.1959, Новосибирск). Обе окончили педагогический институт имени Герцена – одна исторический, другая литературный факультет. Живут в Петербурге; внучка Маша и правнуки – в Швеции; другая внучка в Петербурге.

Составил
     А. Крюков

Источники:
     автобиография Л. А. Гильди,
     сообщения родственников


Comments